Сергей Харин (vagant) wrote,
Сергей Харин
vagant

ДТП в Польше часть 1

25 сентября 2011 года, воскресенье

Это был третий день нашего большого европейского путешествия. Мы провели эту ночь в гостинице Люблина и направлялись в Познань. Уже во второй половине дня мы, наконец-то, выбрались на автостраду А2. Первые сто километров этой автострады довольно пустынны и там практически отсутствует инфраструктура.

Примерно через сто километров после развязки на уровне города Конин есть большой заправочный комплекс по типу немецких. Обычно мы всегда там останавливаемся и обедаем. Время уже начало седьмого, в Польше начинает темнеть гораздо раньше, чем в России, и у нас остается ещё примерно один час светлого времени. До Познани остается около 100 км, то есть через час мы, с большой вероятностью, можем добраться до отеля. Приходим к решению не обедать на этой заправке, а пойти в ресторан в Познани уже после размещения в гостинице.

На заправке все равно придется остановиться, потому что количество бензина в баке уже меньше 4 литров. Совершенно неожиданно для нас появляется объявление, что заправочный комплекс закрыт, и при этом нет никакой информации, когда можно ожидать следующего.

На несколько секунд возникает легкая паника, потому как заглохнуть посреди автострады с пустым баком малоприятное занятие. Однако паника быстро проходит, потому как этого бензина должно хватит на 30-40 километров. Учитывая, что там довольно много съездов, принимаю, решение добраться до закрытой заправки, остановиться около неё, и по навигатору найти ближайшую заправку на съезде или в населенном пункте.

Для экономии топлива снижаю скорость со 130 км/ч до 100 км/ч и продолжаю движение в более экономичном режиме. К сожалению, до заправки мы так и не доехали. Автомобиль Пежо с прицепом с польскими номерами и с тремя польскими панами в момент обгона зацепляет наш автомобиль в левое заднее крыло и на этом ставит точку в нашем автомобильном путешествии. В момент удара ощущаю небольшую боль в позвоночнике.

Нашу машину разворачивает на 180 градусов и левым боком бросает на внешнее ограждение автобана. При этом левое заднее колесо остается в этом самом ограждении, но об этом мы узнаем уже потом.



Машина на трех колесах продолжает движение задним ходом. В этот момент, я подумал, что неплохо бы нам и остановиться, нажимаю на тормоз, и автомобиль останавливается, как ни в чем не бывало.
Первая мысль при остановке, что наше путешествие закончилось, других мыслей пока нет.

Затем вижу легкий дымок из-под капота и пытаюсь выйти из салона. Водительскую дверь заклинило, и возникает мысль, что сейчас автомобиль вспыхнет вместе с нами. К счастью пассажирская дверь открывается, и мы выходим из машины. Впоследствии выяснилось, что дымок, который струился от автомобиля, оказался паром от охлаждающей жидкости, которая вылилась на асфальт.



К счастью, после разворота мы остались на правой полосе, и не получили дополнительного удара от какого-нибудь другого транспортного средства.

Первым делом осматриваю машину, и мне без всяких экспертов становится ясно, что этот автомобиль восстановить уже невозможно, и я с поднятыми от возмущения руками иду к полякам.



Пан несколько смущён случившимся и пытается мне объяснить, что у него возникли какие-то проблемы с колесом, и машина потеряла управление. Будучи в состоянии шока, я не осмотрел его автомобиль на предмет повреждения колеса, а, впрочем, это, в любом случае, не имеет абсолютно никакого значения. Уже позже, внимательно осмотрев фотографии, которые я сделал на месте ДТП, никаких явных повреждений колеса я не заметил.

Видим, что пан не один, с ним ехали ещё двое спутников. Спрашиваем его, вызвал ли он полицию, говорит, что вызвал. Никаких сомнений, что мы в этом ДТП пострадавшие нет, пан не отрицает своей вины, уже легче.
Точного хронометража дальнейших событий мы не вели, поэтому последовательность всех остальных действий и их временные промежутки изложены на основании субъективных ощущений.

Обе наши машины оказались в правом ряду после происшествия, и поэтому этот инцидент не парализовал полностью движение на автостраде, но пробка возникла практически мгновенно. Спустя несколько минут приехала специальная дорожная служба, которая остановилась перед местом ДТП и пластмассовыми столбиками перегородила движение по правой полосе. Ещё спустя несколько минут приехала машина полиции с нарядом в количестве двух полицейских и начала процесс оформления дорожно-транспортного происшествия.

Немного спустя, остановилась машина с московскими номерами, и молодой человек, вышедший из машины, поинтересовался, не требуется ли нам какая-нибудь помощь. Поблагодарили за внимание, но мы с трудом представляли себе какая конкретная помощь нам может потребоваться в данный момент, поэтому отказались и пожелали ему счастливого пути.

Прибывший наряд полиции первым делом поинтересовался состоянием здоровья участников происшествия. Я честно ответил, что в момент удара у меня возникла боль в верхней части позвоночника, которая до сих пор не прошла. Про это можно было бы и не говорить, но, кто знает, чем это могло обернуться в дальнейшем. Насколько мне известно, некоторые травмы могут вызвать ухудшение здоровья через несколько часов или, даже через несколько дней.
Полицейский сразу же вызвал скорую помощь. Затем двум водителям были выданы одноразовые трубки для проверки наличия алкоголя в крови. Эта трубка подсоединяется к специальному прибору и через неё в этот прибор требуется произвести полный выдох до того момента, как на приборе загорится лампочка. Оба теста дали отрицательный результат.

Попытались решить с полицейским некоторые организационные вопросы по поводу дальнейшей судьбы автомобиля. Полицейский ответил, что полиция не занимается судьбой аварийных автомобилей, но они готовы нам помочь и вызвать соответствующие службы. При этом он уверил нас в том, что польский пан признал свою виновность и на эту тему нам беспокоиться совершенно не о чем.

В этот момент, нам ещё совершенно непонятно в каком направлении двигаться для решений всех проблем, которые перед нами возникли совершенно неожиданно. Сначала была мысль ехать на такси или на чем-нибудь другом в гостиницу Познани, которая у нас уже была заказана, и, которую мы, находясь на автобане, уже не в силах были отменить. Потом ход дальнейших событий привел нас в гостиницу города Конина, в которой мы прожили ещё шесть дней.

Затем для оформления документов у меня было изъято ВУ и Свидетельство о регистрации автомобиля(СР). До приезда скорой помощи удалось решить ещё несколько организационных вопросов. У меня в наличии имеется ВУ образца 2011 года и никаких вопросов по поводу МВУ не возникало.

Никаких выводов по поводу того, чтобы было бы, если бы у меня было ВУ старого образца, делать не буду.
Свидетельство о регистрации автомобиля мне так и не вернули. Как нам в дальнейшем объяснил переводчик, в ряде случаев, когда, например, автомобиль не может самостоятельно передвигаться, СР изымается до устранения этих повреждений.

Со слов полицейского наше СР будет переправлено в Россию по соответствующим каналам. Полиция его, вроде как, перешлет в посольство в Берлине и оттуда оно уже будет направлено по месту жительства. За правдивость этой информации никакой ответственности не несу, однако, получил её из рук соответствующих органов.

Наша ситуация осложнялась тем, что ДТП оформляла специальная полицейская дорожная служба, которая расположена в Познани, а мы при этом остановились в Конине, который находится на расстоянии 100 км от Познани.
Забегая вперед, скажу, когда через два дня нам понадобилась ксерокопия нашего СР, и полицейский из Конина позвонил в Познань, ему сообщили, что документ уже отправлен по назначению. Возвращаемся на автостраду.

Полицейский меня пригласил в машину и попросил сделать несколько пояснений по поводу текста в ВУ и СР. Как известно, наши административные органы даже новое ВУ не привели полностью к требованиям международных конвенций, таким образом, человек, не знающий русского языка, не может извлечь самостоятельно необходимые данные из этого документа. Пришлось ему объяснять, какие именно цифры означают дату начала моего стажа.
В этот самый момент приехала машина скорой помощи с двумя санитарами, или врачами, мне их статус неизвестен. Я думал, что меня осмотрят, составят акт, что всё в порядке и отпустят. Никакого осмотра на месте не предполагалось, к сожалению. Было два варианта – ехать в больницу или не ехать. В случае отказа, не исключаю, что мне пришлось бы подписать бумагу, что все дальнейшие события под мою ответственность. Но это всё догадки.

Ехать, конечно, не хотелось. Небольшая боль оставалась, но перспективы застрять в местной польской больнице не вдохновляли. Посоветовавшись с женой, решили все-таки отправить меня на осмотр в травмпункт на скорой помощи.
Меня положили на носилки и крепко привязали к ним в нескольких местах. Особенно неприятным ощущением был бандаж на шее. Затем на этих носилках меня завезли в машину скорой помощи и повезли в больницу.

Путь до больницы продолжался не более 30 минут. В машине лежишь на носилках и практически не можешь шелохнуться. Вибрации автомобиля во время движения очень сильные. Мне кажется, что, если у человека, действительно, есть какая-нибудь серьезная травма, то при транспортировке до больницы можно просто умереть от болевого шока от тряски.

Наконец мы доехали до больницы, на этих же носилках меня ввезли в помещение. Подошёл врач и задал мне несколько наводящих вопросов. Насколько я понял, эти вопросы были направлены на выяснение моей адекватности, хотя я могу, конечно, ошибаться.

Убедившись, что я нахожусь в полном сознании, он отправил меня на рентген. Для моего здоровья это было очередным испытанием. Я продолжал лежать жестко привязанным к носилкам, при этом меня довольно на большой скорости везли по больничным коридорам в рентгеновский кабинет. Укачали меня основательно, и к моменту приезда к врачу-рентгенологу, я был уже никакой.

Здесь меня переместили на специальное приспособление, с которого делают рентген. Затем сделали несколько снимков и повезли обратно. Я пытался попросить, чтобы мне разрешили идти пешком, но мне сказали, что не положено.
Меня вновь привезли в травматологический кабинет, и, пока я лежал на носилках, слышал, как врач давал указания предыдущему пациенту. В этот момент сестра передала мне трубку, и я впервые услышал Тадеуша Чеслака. Звонили из дежурной части полиции и спрашивали на русском языке, как у меня дела. Пан Тадеуш сказал, что готов нам помочь в случае возникновения у нас каких-либо проблем.

Затем сестра показала мне бумагу, на которой на русском языке было написано «медицинская страховка». Я ответил, что она у меня, конечно же, есть, но только в машине.

В этот момент меня, наконец-то, освободили от связывающих меня пут, и разрешили встать. Врач объяснил, что, судя по снимкам, у меня нет никаких повреждений, но, в случае, если боли усилятся, я могу обратиться к ним в больницу.
После того, как меня освободили, я связался с Мариной для прояснения ситуации и выработки дальнейшего плана действий. Выяснилось, что уже приехал эвакуатор, а также автомобиль для перевозки нас и наших вещей в гостиницу.
Со слов Марины наряд полицейских вел себя очень лояльно и дружелюбно, постоянно её успокаивая, что не о чем беспокоиться, и страховая компания полностью компенсирует наши убытки, потому что виновник «принял штраф», таким образом, признав свою вину.

Этот термин «принял штраф» мы ещё не раз услышим от нашего переводчика пана Тадеуша. Как он объяснил нам впоследствии, принятие штрафа значительно ускоряет процесс общения со страховой компанией. Отказ от штрафа, то есть непризнание своей вины означает, что процесс поиска виновного будет происходить через суд. Однако, человек, оспаривающий свою вину через суд, также подвергает себя значительному риску. В случае если суд все-таки признает его вину, все судебные издержки будут возложены на этого человека.

Также полицейский уверил Марину, что основной полицейский документ о ДТП будет готов уже завтра утром и свое слово он сдержал.

Но все это происходило, когда я находился в травмпункте при конинской больнице.

Через некоторое время приехала Марина, и мы предъявили нашу медицинскую страховку компании Ингосстрах.

Сначала её не хотели принимать и говорили, что у нас должна быть какая-то евростраховка. Затем, медсестра забрала наш полис и пошла с кем-то советоваться. Вскоре вернулась, сказала, что все нормально, сделала ксерокс с нашего полиса, и сказала, что мы можем быть свободны.

Мы сели на машину, в которой были наши вещи, и сначала поехали в полицию. Там мы познакомились с паном Тадеушем, который хорошо говорил на русском языке, и он ещё раз подтвердил, что постарается помочь в решении наших проблем.

Точную должность его мы не знаем, но он был в штатском и дежурил в полиции. Кроме того, он сказал нам, что он является судебным переводчиком. По всей видимости, он также имеет лицензию на легализацию переводов, потому что в дальнейшем, он ставил печать на те документы, которые я подписывал на польском языке.

В том момент, я с трудом представлял себе дальнейший порядок действий, поэтому пришлось полностью довериться ему, да и некому нам больше было доверяться. Он сказал, что его дежурство заканчивается в 8.00 утра, и желательно, чтобы мы подошли к нему в 6.00 и мы начнем совместную работу. Он также посоветовал недорогую гостиницу, где мы можем поселиться и которая расположена недалеко от отделения полиции.

Мы сели в машину и нас привезли в гостиницу. Выгрузили вещи, попрощались, и мы пошли устраиваться. В довершении всех бед гостиница оказалась закрыта.

Небольшой польский город, время около десяти часов вечера, и мы одни посреди улицы. Звоним Тадеушу, который оставил нам свой мобильный телефон. Он говорит, что можно попытаться разместиться в гостинице Конин. Как далеко мы находимся от гостиницы Конин в данный момент мы, конечно, не знаем, наличие мест в данной гостинице мы тоже не знаем, и никак узнать не можем. К нашему счастью, рядом оказывается такси, которое и довозит нас до отеля.

Выясняется, что в гостинице есть только одноместные номера, но нас готовы поселить в одноместный. Пока переносим чемоданы с улицы, выясняется, что один двухместный номер все-таки есть. Смутно представляя себе, сколько времени нам придется прожить в Конине, просим номер на две ночи. Нам говорят, что, к сожалению, можно только на одну, потому что номер уже забронирован. Однако утром, возможно, его можно будет продлить.

Ещё дважды продлевая этот номер, мы прожили в итоге в этой гостинице 6 ночей. Гостиница состоит из номеров 2** и 3*** категории. Там примерно 7 этажей, этаж две звезды, этаж три, нам досталось две. В итоге в 22.30 мы оказываемся в номере, с момента ДТП прошло четыре часа. К нашему счастью, в гостинице есть ресторан, и работает он до 23.00.

Ресторан при гостинице Конин имеет очень большое и разнообразное меню. Все дни проживания в Конине, мы завтракали и ужинали в этом ресторане, поскольку других вариантов в городе практически не было.

Продолжение следует.
Tags: ДТП в Польше, Польша, Польша:Конин
Subscribe
promo vagant august 13, 2016 20:52 546
Buy for 20 tokens
Это были "замечательные" семидесятые годы прошлого века, когда в магазинах радиоэлектроники выставлялся товар, который нельзя было там купить. С различной мелочевкой, типа транзисторных или трехпрограммных радиоприемников было проще, а с покупкой более серьезной техники возникали огромные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments